Подпишись на рассылку

Узнавай о новых книгах первым!

  • Grey Instagram Icon
  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon

Бесконечное поле

Рассказ   |   Фантастика  |   13 страниц

Ричард и его внук Бобби, брошенные одни в открытом космосе, оказываются заперты внутри чёрной дыры, где время повернулось вспять. Мальчик стремительно взрослеет в то время, как его дедушка молодеет с каждым днём. Смогут ли они понять друг друга?

Купите или скачайте бесплатно!

Если вы хотите поддержать меня материально, то можете купить её в интернет-магазине. Я знаю, что не каждый может и хочет покупать книги, поэтому эта опция абсолютно добровольна.

Скачать бесплатно

Бесконечное поле

Читать онлайн

Если меня попросят рассказать о самых странных существах, которых я встречал во вселенной, то это будут те двое, что я встретил в ресторанчике на станции в скоплении М-41. Официанты уже начинали сновать по банкетному залу, а я в очередной раз пожалел о своей привычке приходить раньше остальных. Вдруг мне на глаза попалась необычная парочка, явно выделявшаяся среди присутствующих. Да и из всех, кого знал. Это были два антропоморфных существа с парными конечностями и мягким кожным покровом светло-розового цвета. Один из них был маленького роста, с пухлыми щеками и тёмными волосами, торчащими в разные стороны. Второй же, напротив, был высоким, слегка сгорбленным, обросшим густой седой шевелюрой и неаккуратной бородой. Их кожа была покрыта синяками и ссадинами, совершенно не похожими на её естественную окраску.
— Добрый вечер, — поздоровался я, кажется, немного испугав незнакомцев, — могу я присесть?
— Д-да… конечно! — младший немного нервно улыбнулся и отодвинул на край стола несколько изрисованных салфеток.
Подобного языка я никогда раньше не слышал, поэтому в очередной раз поблагодарил Вселенную за то, что поле на станции генерирует универсальную лингвистическую среду. Хотя даже оно барахлило — речь существа казалась немного отрывистой и будто бы неестественной.
— Простите за любопытство, — продолжил я, опустившись на диван перед ними, — но могу я узнать, откуда такие занятные гости прибыли на наш приём?
— Приём? — непонятливо буркнул старший, но младший толкнул его локтем в бок.
— Конечно, почему нет, — улыбнулся он, — будем знакомы: я — Ричард, а это — Бобби. Мы с планеты Земля. Во всяком случае, были...
— Земля? Никогда о такой не слышал… Ох, простите мою грубость! Я — Дэк Три Блуа из М-83. Да-да, знаю, очень далеко, но мы любим путешествовать. Ну а Земля?..
— Это в галактике Млечного Пути, — мальчик подтянул к себе салфетку и нарисовал спираль, которая, впрочем, ничем не отличалась от миллиона других галактик.
— Ах да, что-то знакомое. Но разве она обитаема? Кажется, она считается умирающей, или я ошибаюсь?
— Обитаема… ну... была, — вздохнул Ричард.
— Что же произошло?
— Это долгая история...
— Настаивать не буду, — кивнул я, — но если захотите поделиться, то я не спешу и с радостью выслушаю. Хорошие истории — моя большая слабость.
— Вообще-то я бы и не прочь побеседовать с хорошим чел… простите, существом, — ответил мальчик, а затем виновато взглянул на своего спутника, — но сначала мы хотели бы попросить о небольшой услуге. Не могли бы вы подсказать, где мы можем найти врача? Бобби себя неважно чувствует, — после его слов старик приоткрыл рот, продемонстрировав выбитый зуб и разбитую нижнюю губу, — и, возможно, у него повреждена ключица. Есть здесь кто-то, кто смог бы нам помочь?
— Конечно, — я поднялся из-за столика и направился к коммуникатору в центре зала, — я сейчас же уточню, где сегодня дежурят медики!
— Погодите, — окликнул меня Ричард, — дело в том, что у нас совсем немного денег. Не уверен, что этого хватит, — он достал из кармана две потрёпанные пластиковые карточки и протянул мне.
— Да будет вам, — отмахнулся я. Даже если бы у них и были какие-то средства, то вряд ли они бы чего-то здесь стоили, — с оплатой разберёмся как-нибудь потом.

Сделав звонок по коммуникатору, я вернулся к новым знакомым.
— Врач принимает в восточном крыле, но на сегодня приём уже закончен. Мы можем связаться с экстренной бригадой…
— Не стоит, — замахал руками мальчик, — мы подождём до утра, правда, Бобби?
— Да мне всё равно, — старик обиженно вздохнул, ещё раз откусил свой недоеденный бургер и встал из-за стола, — можете болтать, сколько вздумается. Я  — туда, — он указал на игровой зал.
— Бобби, не рановато ли для казино? — нахмурился Ричард.
— Тебе какое дело? — раздражённо ответил Бобби, — это тебе теперь рановато, а мне в самый раз.
Ричард вздохнул и проводил взглядом своего спутника, скрывшегося в игровом зале.
— Всё будет в порядке? — поинтересовался я.
— Да едва ли уже что-то может быть в порядке… — мальчик подвинул к себе тарелку Бобби и прикончил остатки бургера, — так вот, вы хотели послушать историю.
— Внимаю, — улыбнулся я.


***
— Дедуля, мне страшно! — Бобби вцепился в рукав дедушки, глотая слёзы.
— Давай, проклятое корыто! — выкрикнул дед, злобно ударив кулаком по мигающей красным сенсорной панели.
— Дедууууляяяя, — взвыл Бобби, задыхаясь в рыданиях.
— А ну не дрейфь, сейчас всё поправим! — прикрикнул на него старик, продолжая растерянно нажимать на мерцающие прямоугольники, не поддающиеся уговорам.
Шаттл трясло и закручивало, отчего ремни безопасности больно врезались в плечи. Автопилот отключился примерно полчаса назад, хотя казалось, что прошла целая вечность. Приборы показывали текущее местонахождение, но, кажется, навигация тоже сошла с ума — на карте корабль кидало из стороны в сторону на несколько световых лет в секунду. Мимо молниеносно пронёсся Плутон, и в голове Ричарда успело промелькнуть чувство разочарования: он с юности мечтал взглянуть на этого несчастного малыша, так жестоко лишённого статуса планеты много лет назад. Но сейчас у него были проблемы поважнее: они с внуком были заточены в чёртовом спасательном шаттле, заблокировавшем систему управления и несущемся с безумной скоростью одному богу известно, куда. Неожиданно корабль дёрнулся и замер, после чего медленно поплыл вперёд. Ричард тряхнул головой, пытаясь собрать мысли в кучу.
— Что это такое?.. — услышав голос Бобби, старик поднял глаза и обомлел.
— Матерь божья… — пробормотал он, увидев впереди гигантское кольцо света, медленно скользящего в окружающей темноте.

Только всё успокоилось, и вот опять — проклятая чёрная дыра жадно поглотила маленький одинокий корабль, снова превратив его в блендер для коктейлей: тряска была такой сильной, что пассажирам только и оставалось тешиться робкой надеждой не превратиться в бесформенную жижу.
— Бобби, держись, слышишь? — Ричард срывал голос, пытаясь докричаться до внука. Приборы навязчиво сигнализировали о критическом состоянии оборудования. По идее Бобби должен был всё ещё находиться в своём кресле, но из-за ярких вспышек было невозможно различить ничего вокруг. Давление поднималось, и голова будто бы стала свинцовой. Когда Ричард почувствовал, что его организм вот-вот сдастся, шаттл наконец остановился.
— Деда... — Бобби повернулся к дедушке и испуганно посмотрел на него.
— Ты в порядке? — Ричард отстегнул ремень безопасности и неуклюже потянулся ко внуку. Так странно было ощущать невесомость, ведь ещё вчера он шёл из магазина, шаркая подошвами сандалий по тёплому летнему асфальту.
Бобби кивнул и отстегнул ремень, поднявшись над креслом.
— Ух ты! — мальчик с задорным смехом оттолкнулся от ближайшей стены. Он будто моментально забыл о том, что был на волосок от гибели несколько секунд назад.
— А ну не балуйся! — проворчал дед, вглядываясь в приборную панель. К его сожалению, она превратилась в причудливые помехи, — да уж, попробуй тут что-нибудь разбери. Вот была бы здесь твоя мать со своими инженерными штучками...
— А что будет с мамой? — встрепенулся Бобби, — с ней всё хорошо?
— Я не знаю, — вздохнул Ричард, вглядевшись в пустоту за стеклом иллюминатора. Он будто бы надеялся в последний раз увидеть Солнце, сжимающееся до размеров песчинки и взрывающееся гигантским пламенным шаром, уничтожая всё на своём пути.
— А папа? А бабушка? Где они сейчас?
— Я не знаю, Бобби! — выкрикнул старик, чувствуя, как слёзы выступили на глазах, скапливаясь в их уголках и застилая взгляд. Мальчик посмотрел на деда и тоже принялся плакать, всхлипывая ещё не успевшим высохнуть носом.
— Эй, ну перестань! — Ричард приобнял внука, — нам сейчас не до слёз. Мы теперь астронавты.
— Не хочу я быть астронавтом, — всхлипнул Бобби, — я гонщиком буду! У меня заезд на великах в субботу! Деда, когда мы уже домой вернёмся?
Ричард промолчал и двинулся в сторону шкафчика с припасами. В нём оказались два лёгких скафандра, месячный запас продовольствия и гигиенических средств, две простые рации, которые он мог видеть только в далёком детстве, а также потрёпанная книга «Над пропастью во ржи». На удивление, в бумажном переплёте, коих уже давно не выпускают.
— Ничего лучшего, чем это дерьмо, они положить не смогли, — пробубнил себе под нос Ричард и закрыл шкаф.
 
За стеклом иллюминатора не было ничего. Казалось бы — типичная ситуация для открытого космоса, но в этот раз что-то было не так: снаружи действительно НИЧЕГО не было. Темнота выглядела такой плотной, что, казалось — её можно коснуться рукой. Ричард не очень-то разбирался в космических штучках: его дочь была талантливым инженером в международной космической организации, но сам он всю жизнь проработал художником. Он никогда не углублялся в технологии, а новости из колоний всегда пролистывал. Не сказать, что к прогрессу он был равнодушен, просто никогда не понимал человеческого стремления куда-то бежать. Он вырос на Земле и любил эту планету. Там была его семья, работа, дом… ну а что его могло ждать на Марсе? Или на Луне? Все эти колонии были для богатенькой молодёжи, которой только и подавай отполированные до блеска домики и модифицированные овощи, которые, конечно, вкуснее, но какие-то не родные. Поэтому он никогда не стремился за пределы Земли, да и за пределы города выезжал нехотя. Он любил свой дом, может, даже сильнее, чем стоило бы.
А теперь вокруг был холодный и чужой космос, о котором он не знал ровным счётом ничего. В последний раз он слышал что-то о выживании на космологии в школе, но разве вспомнишь в такой ситуации то, что изучал полвека назад, да и то нехотя?
Ричард чувствовал вину за своё бессилие, ведь сейчас рядом с ним сидел Бобби. Ну почему именно с ним? Почему его безмозглый зять Блейк решил затолкать в спасательный шаттл их двоих вместо того, чтобы взять жену и вместе с Бобби улететь из этого разверзшегося ада?


Просыпаться без солнечного света — так себе удовольствие, да ещё и в дурацкой спальной камере. Аварийные лампы наполняли небольшое пространство корабля зеленоватым светом, поддерживая и без того угнетающую атмосферу. Впрочем, это был единственный свет на расстоянии тысяч световых лет, а потому жаловаться было глупо. Спальная камера Бобби была пуста, но парень быстро обнаружился за приборной панелью. Правда что-то с ним было не так... Ричард вгляделся в лицо внука, и вдруг его осенило.
— Бобби, что случилось?!
— А? — мальчик удивлённо поднял глаза.
— Ты как будто похудел килограммов на десять!
— Не знаю, — растерянно огляделся Бобби, — я ел суп из тюбика…
— А ну иди сюда!
Ричард вытащил внука под самую яркую из световых панелей и уставился на него. Мальчик не только похудел, но и ощутимо вытянулся. Он будто бы повзрослел на несколько лет за какие-то несколько часов.
— Невозможно… — пробормотал Ричард, — ты ничего необычного не чувствуешь?
— Да нет вроде… — мальчик непонимающе пожал плечами.
 
На следующий день (если сутки в бесконечной темноте можно назвать днём) путешественников ждал новый сюрприз: Бобби не только подрос, но и обзавёлся характерным подростковым пушком над верхней губой.
— Круууто! — протянул парень, ощупывая свою новую гордость.
— Да что же это творится-то… — дед растерянно оглянулся по сторонам, и вдруг его взгляд упал на маленькое обзорное зеркало на рукаве одного из скафандров. Вглядевшись в него, Ричард увидел своё отражение и обомлел: его седые волосы потемнели, а кожа лица стала куда более подтянутой.
— Это я? – прошептал он.
— Ну ты даёшь, дедуль. Совсем с ума сходишь, раз себя не узнаёшь? — усмехнулся Бобби.
— Нет, ты посмотри! Разве ты не видишь, как я изменился?
— Наверное… — равнодушно ответил Бобби.

С каждым последующим днём странники наблюдали невероятные изменения. Всего за несколько суток Бобби превратился в долговязого подростка старшего школьного возраста, а Ричард же, напротив, стал походить на отца Бобби, а то и выглядел моложе.
Кажется, Бобби не разделял волнения деда на этот счёт: мальчик был рад повзрослеть, ведь об этом мечтает почти каждый ребёнок. Ричард же был всерьёз обеспокоен происходящим. Он, конечно, чувствовал себя лучше в молодеющем теле, но здесь явно происходило что-то не то. Впрочем, беспокойство вскоре поутихло, и путники понемногу привыкли к своим новым телам.


— Читаешь? – Ричард заглянул через плечо внука.
— Ага, — пробормотал парень, не поднимая глаз.
— Бестолковая это книга.
— Чего?
— Книга бестолковая. Ничего ты в ней хорошего не почерпнёшь.
— А вот и неправда, — нахмурился Бобби, — Холден – крутой парень. Он хотя бы умеет мечтать!
— Да о чём же он мечтает? — нахмурился Ричард, — он же просто нытик и бездельник. Мечтатели в наше время ракеты в космос запускали и нейросети программировали, а такие, как он, просиживали штаны в офисах и жаловались на засилье капитализма, ничего для мира не делая!
— Это чего такое?
— А ничего, — Ричард немного остыл, вспомнив, что разговаривает с ребёнком, который вряд ли понимает «взрослую» терминологию, — это система, благодаря которой мы… здесь.
— Разве это хорошо? – удивился Бобби.
— Здесь и сейчас – не очень. Но люди поднялись в небеса потому, что упорно трудились и учились хорошо жить в отлаженной системе. Разве ты хотел бы родиться в мире, где все живут только для себя? 
— Деда, но ведь ты в таком мире и родился!
— Я… Всё, чего я достиг, я делил с твоей матерью. И с отцом. И с тобой. И с бабушкой твоей.
— Но ведь ты ракеты в космос не запускал?
— Нет, — Ричард опустил глаза. Он злился на мальчишку, который даже не пытался понять, о чём он говорит. Да, сам он никогда не рвался поучаствовать в строительстве идеального мира, хоть и верил в него всей душой. А такие люди, как Холден Колфилд из книги, по его мнению, не верили ни во что. Просто любили болтать.
— Посмотри, — Ричард вытащил из кармана бумажку и протянул Бобби.
— Ого, — парень невольно расплылся в улыбке, — это же картина из моей спальни!
— Она самая, — улыбнулся Ричард, — помнишь, как твой отец её вешал?
— Ага, и попал себе молотком по пальцу, — скривился Бобби, — уронил картину и пробил в ней дырку!
— Зато она стала уникальной! Не то, что эти ваши голограммы с диджитал-артом!
— Она просто стала дырявой, деда, — с противным подростковым цинизмом протянул внук.
— Не знаю, что с нами творится, Бобби, но благодаря этому мои руки снова позволяют мне рисовать. Жаль только, что это нас не спасёт… — вздохнул Ричард и прикусил губу, вспомнив, что деморализовать внука сейчас — точно не лучшая идея.
— А я вот и не хочу спасаться! — воскликнул Бобби, — мне нравится быть взрослым.
— Это потому, что здесь не нужно платить налоги, — проворчал Ричард, — посмотрел бы я на тебя, когда тебе пришли бы счета за дом!

Способность вернуться к рисованию стала для Ричарда спасительной. С каждым днём он всё меньше боялся и концентрировался на безысходности ситуации. Мужчина прикарманил целый рулон бумажных салфеток и ежедневно превращал их в маленькие небрежные картины, прикрепляя их к стенам шаттла.
— А это кто? — Бобби приблизился к стене и коснулся плеча деда, расправлявшего портрет молодой женщины с короткой взъерошенной стрижкой.
— Твоя бабушка, — улыбнулся Ричард. Судя по отражению в зеркале, сейчас ему было не больше сорока лет. Наверное, он очень странно смотрелся рядом с внуком, чей возраст теперь медленно приближался к тридцати.
— Кстати, ты никогда не рассказывал — как вы познакомились?
— А как по-твоему знакомились в наше время? В игру вместе играли, потом подписался на неё, начали переписываться... Это вы сейчас все такие социальные, а я тогда благодарил Вселенную, что смог с девушкой познакомиться, да ещё и с такой. Джуд была хорошей женщиной. Дай бог тебе такую встретить однажды.
— Деда, ты думаешь, мы ещё кого-нибудь встретим? — с детской наивностью спросил долговязый молодой мужчина.
— Конечно, Бобби, — вздохнул Ричард и похлопал внука по плечу.


— Дедуля, проснись! – Ричард вздрогнул от крика внука и, неуклюже вывалившись из камеры, бросился в сторону панели управления. Бобби завороженно смотрел вперёд сквозь лобовое стекло. Впереди мерцал огромный шар света, ослепляя привыкших к темноте странников.
— Что это? – обомлело прошептал Ричард, очевидно, не надеясь услышать ответ.
— Не знаю, — пробормотал Бобби, — но нам точно надо туда!
Ричард провёл рукой по приборной панели, но та не отзывалась, как и во все предыдущие дни. Он предпринял ещё несколько попыток и уже почти сдался, как вдруг помехи сменились на ровное голубоватое свечение забитых числами прямоугольников. Аварийный зелёный свет мгновенно сменился на мягкий белый, заставивший цветные пятна заплясать перед глазами.
— Работает! — Бобби радостно захлопал в ладоши, — скорее, деда, полетели туда!
— Подожди, — Ричард закрыл панель худой подростковой спиной, — не стоит.
— Что? Почему? Там ведь может быть выход! Мы сможем вернуть всё назад!
— Мне казалось, тебе нравится быть взрослым? — неуверенно спросил Ричард.
— Нравится, но я снова хочу быть собой. Голова всё время болит, и борода противно колется. Мне надоело это большое тело, оно ведёт себя… странно. Деда, давай вернёмся домой, пожалуйста!
— Нет, Бобби.
— Да почему?! — плаксиво воскликнул мужчина с начинающими седеть висками.
— Потому что я так решил, — уверенно отрезал молодой парень.
Бобби замешкался и вдруг толкнул помолодевшего деда в плечо.
— Ты чего творишь? — негодуя прошипел Ричард.
— Мы должны лететь туда! — настойчиво проговорил Бобби.
— Мы. Никуда. Не летим.
— Если не летишь ты, лечу я, — Бобби с силой оттолкнул Ричарда в сторону и принялся с уверенным видом нажимать случайные кнопки на панели, отчего капсула резко дёрнулась в сторону.
— Да как ты смеешь! — Ричард бросился на внука и попытался убрать его руки с панели, но тот оказался куда сильнее.
После ещё одной попытки, Ричарду удалось оттеснить Бобби, однако, тот не прекратил сопротивления. Мужчины сцепились в неуклюжей драке, задевая приборы локтями и озлобленно сопя. Между неумелыми ударами Ричард успевал заметить, как волосы Бобби окончательно седеют, а лицо покрывается морщинами. Почувствовав, как старик слабеет, парень нанёс ему несколько ударов в лицо, разбив губу и, кажется, выбив зуб, но это не остановило соперника. В то же время тело самого Ричарда становилось всё меньше, и маленькие кулачки постепенно становились всё бесполезнее в потасовке. Но детское проворство в итоге взяло верх, и Бобби, окончательно превратившийся в старика, неслабо ударился о страховочный поручень, зажмурившись от боли и вскрикнув. Ричард победоносно усмехнулся, но его торжество прервалось очередным внезапным толчком. Последнее, что он успел заметить — как капсулу затягивает в сияющее ослепляющим светом поле.


***
— Ну а после этого нас подобрал какой-то странный маленький корабль и доставил сюда. Я ничего не понял из того, что те существа говорили, но, кажется, ребята они хорошие. Во всяком случае, съесть они нас не пытались, да и денег не взяли…
— Да что ж они, дикари какие? — удивился я, — те, кто может вот так бесцеремонно есть других, между галактиками не путешествуют. А те, кто попросит денег за то, чтобы подбросить усталых путников, я надеюсь, вообще вымерли!
— Это радует, — улыбнулся мальчик.
— И всё же, Ричард, — я отхлебнул свой коктейль, — почему ты не хотел выбраться из чёрной дыры?
— Я хотел… — задумчиво протянул Ричард, — просто я вдруг вспомнил, каково это — быть молодым. Когда каждый лишний год — это целая жизнь, понимаете?
— Не очень… У нас всё немного иначе. Тело с годами не изнашивается, поэтому и старость не кажется наказанием.
— А она и не наказание, — замахал руками мальчик, — я прожил прекрасную счастливую жизнь! И рад каждой крупице приобретённого опыта. Даже в последние годы мы с Джуд жили очень насыщенно. Только здоровье подводило, да и руки уже не позволяли рисовать… Но я не могу назвать это наказанием. Я бы ни за что не отказался от своего прошлого, но… молодость — она другая. Она будто бы бесконечная. Как огромное ржаное поле, конца которому нет, и ты бежишь через него, вдыхая весенний воздух... и ты будто бы будешь всегда. У тебя столько всего впереди! А представляете, каково это — получить такой подарок судьбы во второй раз? Когда уже знаешь, где ошибался, и чего на самом деле хочешь?
— Могу представить, — усмехнулся я, — но как же Бобби?
— Дети всегда стремятся раньше повзрослеть, — как-то по-отечески улыбнулся Ричард, — он ведь всё такой же ребёнок, только во взрослом теле. Конечно, в нём жить куда сложнее, но сохранить детскую душу — разве это не главное?
— Но ваша-то душа осталась прежней?
— Это да, — усмехнулся мальчик, — но теперь у меня впереди много лет, чтобы снова научиться быть ребёнком.


Отправившись за ещё одним коктейлем, я двинулся через игровой зал, где вскоре нашёл Бобби. Он стоял возле панорамного окна, простирающегося на весь купол станции и смотрел на плывущие мимо корабли и мерцающие вдалеке звёзды.
— Можно составить компанию? — робко спросил я.
— Валяйте, — пробурчал старик.
После затяжного молчания я наконец решился спросить:
— Бобби, разве ты не рад так быстро стать взрослым?
— Я рад. Точнее был рад.
— Что же случилось?
— А вы видели дедушкины рисунки?
— Только один. Тот, что он рисовал на салфетке. А что?
— На нашем корабле их было много. Там была бабушка Джуд, ещё молодая. И мама, когда ещё только родилась. И когда ходила на выпускной, в красивом платье. И их с папой свадьба. И дедушкины друзья из школы. И как он ездил в Аргентину. И море. И машины. И поле ржи над пропастью огромного каньона! И международная библиотека размером с небоскрёб!
— Ну так и что же? — непонимающе переспросил я.
— А то, что я этого никогда не увижу!
— Ну почему, — я немного растерялся, — конечно, мы не на… Земле, но во Вселенной столько интересного, что ты даже не можешь себе представить!
— Но я никогда не буду собой, — Бобби поджал губу, чтобы не расплакаться, — я думал, что вырасту и стану автогонщиком. Что у меня будет самая мощная и классная машина! И я женюсь или выйду замуж или заведу большую-пребольшую собаку! Или кошку! Или… или… — старик запнулся, утонув в тяжёлых грудных всхлипах, наспех вытирая слёзы рукавом, — а теперь я взрослый, и у меня ничего нет, так ведь не бывает, это нечестно!


Когда я вернулся за столик, Ричард смотрел куда-то в пустоту, равнодушно помешивая коктейль обкусанной трубочкой. Странная была парочка, ничего не скажешь. После того, как наутро я проводил их в лазарет, меня охватила какая-то необъяснимая грусть. Никогда раньше не задумывался, что чья-то жизнь может быть настолько скоротечной, и одновременно настолько разной. Не знай я всей истории, я бы и вовсе подумал, что они — существа разного вида. Как же так бывает, что какие-то десятки лет делают тебя кем-то совершенно другим?

Всё это навело на мысль — что бы я делал, знай я, что когда-нибудь состарюсь и изменюсь до неузнаваемости, потеряв всё то, что для меня сейчас важно? Пожалуй, попытался бы насладиться тем, что имею сейчас. И разузнал бы, где есть эти… ржаные поля. Неужели, бежать через них в никуда действительно так здорово?

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now